Эпидемия

Мы вКонтакте

Реклама

Сценарий метал-оперы "Легенда Ксентарона"

Начало этих событий относится к временам задолго до приключений Дезмонда, о которых сложены предания «Эльфийская рукопись» и «Сказание на все времена».  Эния уже тогда была процветающим королевством, и никакие проблемы не омрачали спокойный и праздный уклад жизни эльфов. Юный Дельвиэт происходил из семьи простого воина, которому изредка выпадала честь стоять в почётном карауле у стен дворца. Иногда он брал с собой сына, чтобы тот мог насладиться игрой в роскошных королевских садах. Там однажды Дельвиэт познакомился с девочкой по имени Стелла, и впоследствии они очень сдружились и всякий раз буквально считали дни до того момента, когда наступит очередь отца Дельвиэта охранять дворец. Зеленоглазая Стелла была дочкой начальника Королевской гвардии и происходила из знатной эльфийской семьи. Её родной брат Ботар-эль не одобрял дружбу своей сестры с «простолюдином», каковым считал её нового друга, и не стеснялся высказываться на этот счёт.


Шли годы, дети выросли, и дружба Стеллы и Дельвиэта переросла в то самое чувство, которому безразлично социальное положение. Всё зашло слишком далеко, и Ботар-эль понял, что может потерять сестру, которой уже подобрали завидного и знатного жениха. Стелле запретили видеться с Дельвиэтом и, по сути, сделали пленницей в усадьбе её семьи, выставив недремлющую охрану. В те далёкие времена эльфы были более консервативны, и считалось нормой решать между знатными семьями, с кем породниться. В один из дней грустная Стелла гуляла среди прекрасных деревьев и услышала, как её кто-то тихо позвал. Оглянувшись, она увидела Дельвиэта, который прятался за огромным деревом, на его глаза был надвинут капюшон. Стелла не успела удивиться, как он смог пройти мимо бдительной охраны, когда её возлюбленный заговорил. Он рассказывал о чудесном, диком мире, который пока неведом жителям Энии, за исключением посвящённых колдунов. Только там они могут укрыться от её брата и прочих родичей, не желающих им счастья. Дельвиэт уговорил её бежать с собой на планету, имя которой Ксентарон. Ведь иначе их ждала вечная разлука. Сотворив некое неведомое заклятье, молодой эльф и Стелла исчезли. Девушка вряд ли бы смогла догадаться, что, превратившись в её возлюбленного, все эти речи вёл хитроумный дракон Скай, скрывающий свои глаза под капюшоном.  Откуда он пришел в Энию и какую игру вел – все это лишь предстояло узнать жителям обоих миров.


А в это время в столице страдал настоящий Дельвиэт, не зная, как ему поступить, как вернуть возлюбленную. Но неожиданно нашёлся тот, кто был готов помочь. Из сумрака вышла фигура, внешне похожая на эльфа, но Дельвиэт сразу понял, что это некое чуждое его природе существо – глаза незнакомца с хищными звериными зрачками опасно светились жёлтым огнём. Дельвиэт выхватил кинжал, но незнакомец прошипел одно слово, после чего оружие выпало из руки изумлённого эльфа – Стелла. Сумеречное существо представилось именем Скай и предложило Дельвиэту то, о чём он мечтал – быть рядом с любимой. И даже больше – стать повелителем нового Мира. Молодой эльф не мог отказаться, хотя его страшила мысль, что просто так ничего не делается и в будущем придётся заключить какую-то сделку с тёмными силами. Но Стелла была уже на Ксентароне, и это окончательно определило выбор. Девушка была рада оказаться рядом со своим возлюбленным, но понимала, что за их счастье последует расплата. На следующий день в Энии хватились Стеллы и Дельвиэта. Разъярённый Ботар-эль поклялся их найти и наказать вероломного похитителя сестры, но ему не было ведомо, куда они подевались.


Ксентарон в то время был чудесной планетой с бурной растительностью, но практически лишённый цивилизации. Из коренного населения там обитали горные гномы и племена варваров. На далёких островах поселились Золотые Драконы, которые достаточно давно покинули Энию, устав от многословности и навязчивости эльфов и людей. Энийской аристократии и гильдии Магов было известно про существование этого мира, но осваивать его, строить Врата только предполагалось в будущем. Впрочем, отдельные маги-отщепенцы за вознаграждение отправляли на Ксентарон желающих укрыться от правосудия. Один колдун разработал заклинание «Звёздный Портал», каковым и пользовался Скай. Расы, живущие на Ксентароне, были не способны обучаться магии, а тем более тёмной магии, и вот коварный Синий Дракон объявил растерянному Дельвиэту, что его будут учить творить заклинания. Эльф хотел отказаться, но быстро понял, что выбора у него нет, к тому же Скай не раскрыл основную причину, по которой он всё это затеял. А ведь его истинной целью было впустить в мир Ксентарона свою госпожу, демонессу Минатрикс. Но для это нужно было выполнить, как минимум, два условия: дождаться, когда Золотые Драконы впадут в спячку, и найти могущественного мага, который совершит необходимые ритуалы вызова Минатрикс. На обучение уйдут десятилетия, но оно того стоит, считал Скай, а Стелле являлись картины из будущего с погасшим солнцем и ледяной, мёртвой планетой.


Охваченный сомнениями, Дельвиэт решил отправиться в далёкое путешествие, из энийских легенд он знал, что Золотые Драконы были мудрым племенем, и в далёком прошлом помогали эльфам. Сойдя на берег острова Драконов, он увидел одного из них и, поклонившись, представился. Дракон представился в ответ. Гилтиас, так звали юного представителя своей расы, выслушал печальную и тревожную историю Дельвиэта, и ответил, что не вправе выбирать за него будущее. Вместо этого он предложил отправиться в неведомое место, куда сам давно собирался. От своих старших собратьев он слышал о некой таинственной башне, которая раз в несколько десятилетий появлялась в определённом месте Ксентарона и, якобы те, кто в неё попадал, находили ответы на свои вопросы и даже видели будущее. И вот недавно башню заметили снова. Эльф принял предложение Гилтиаса, и они отправились в безлюдные места, каких, впрочем, на Ксентароне было немало. К вечеру путники добрались до нужного места, башню они увидели ещё издалека – она была огромна. Казалось, что снизу крепость не касается земли, а висит в воздухе. Вершина же уходила ввысь за облака. Одно из окон тускло светилось. Входная дверь была открыта, как будто гостей уже ждали, и оставалось только войти. Внутри было сумеречно, но достаточно светло, чтобы разглядеть лестницу. Затем шёл подъём наверх, причём герои не могли понять, сколько он длился. Казалось, время здесь течёт неровно, а может, и вовсе остановилось. Наконец эльф и молодой дракон попали в огромный зал, посреди которого стояло гигантское зеркало. Оно было укрыто тёмной, бархатистой тканью. Гилтиас хотел сдёрнуть ткань, но в эту секунду перед ним выросла высокая фигура, скрытая плащом, цвета которого переливались. Лицо загадочного великана путники так и не смогли запомнить, ибо оно всё время меняло свои очертания. И тут они услышали голос, который звучал прямо в их головах. Голос объяснил, что тот, кого они видят, является Духом Башни Времени, так же его можно воспринимать, как слугу или стража всесильного Времени. Он не имеет телесной оболочки, а всего лишь создаёт иллюзии, и себе придал материальный облик, чтобы гостям Башни легче было воспринимать его речь. Страж Времени пояснил, что в этот замок никто случайно не попадает, и вошедшие должны найти для себя ответы, а поможет им в этом Зеркало Судьбы, после чего фигура в мерцающем плаще исчезла. Первым подошёл к зеркалу Дельвиэт. Мир как будто закрутился вокруг него, все времена смешались и в этом видении сложно было понять, какие события произошли, а какие ждут его в будущем. Он видел фигуру, закованную в чёрные латы, видел бескрайнюю снежную пустыню, видел медноволосую эльфийку и сферу, переливающуюся зелёным светом. Ему казалось, что он стоит на уходящей в поднебесье скале, держа за руку Стеллу, и вот он уже один. Виденья сменяли друг друга, становилось невыносимо тяжело от мелькающих картин, и усилием воли Дельвиэт вернулся в реальность. Он долго стоял молча, ошарашенный и пытался осмыслить увиденное. После него к Зеркалу Судьбы подошёл Гилтиас и окунулся в видения своего прошлого и будущего. Самым ярким изображением в его памяти остался чёрный, бескрайний космос, две планеты в этой пустоте и золотая незримая нить, которая их соединяет. Дракон почему-то почувствовал огромную ответственность и осознал, как хрупко мироздание и что его роль в сохранении миропорядка будет не последней. Герои молча вышли из Башни и отправились в обратный путь. Они поняли, что Время знает и видит все, что случалось и случится в мире, но оно не дает советы, как нужно поступить.  Каждый должен сам решить, на чьей он стороне, а Время лишь рассудит после, кто был прав.


Шли годы, Дельвиэт обучался магии под руководством Ская, который был вполне мил и терпелив и, казалось, что в жизни эльфа наступило время безграничного счастья, ведь Стелла была рядом. Но однажды что-то произошло, прекрасная эльфийка стала чахнуть на глазах, перестала принимать пищу и практически не вставала с постели. Обеспокоенный Дельвиэт не отходил от неё и искал тех, кто бы смог её исцелить. Обескураженный, он даже просил Ская отправить их со Стеллой обратно в Энию, ведь эльфийские знахари были весьма сведущи, но синий дракон отказался, сославшись на какие-то проблемы с заклинанием. В один из дней Стелла попросила Дельвиэта выслушать её и, коснувшись руки любимого, прошептала, что пришло время ей уходить. Она пообещала, что когда-нибудь вернётся в ином облике, и они снова будут вместе. После этого Стелла закрыла глаза и уснула вечным сном. Эльф обезумел, он не мог смириться с этой потерей, мир перестал существовать для него. Дельвиэт от всего отказался, даже от воды, перестал спать, а через несколько дней его нашли без сознания, лежащим на могиле своей возлюбленной.


Скай забрал полумёртвое тело Дельвиэта и перенёс в земли, где жило племя варваров. Этот дикий народ был технически отсталым по меркам рас, населяющих Энию, но у них были свои преимущества. Вожди и шаманы аборигенов Ксентарона имели необычайные способности в области исцеления различных недугов, поговаривали, что некоторые даже возвращали людей с того света. Экстера, верховная шаманка племени, не удивилась появлению Ская. Её магические амулеты были разложены по нужным местам. В центре живого круга, созданного варварами, полыхал зеленоватый огонь. Рядом находилось нечто вроде каменного алтаря, туда положили тело несчастного эльфа, начался обряд. Экстера что-то пела, постоянно меняя интонации и громкость, поочерёдно брала амулеты и совершала пассы над телом. Прошло немало времени, на небе стали клубиться облака, в воздухе мелькали какие-то тени. И вот Дельвиэт пошевелился, его глаза открылись, в них горел недобрый огонь. Одновременно с уходящими воспоминаниями к нему возвращались силы, которых раньше он не ощущал, желание умереть пропало, как и прочие эмоции. Тот, кто встал с алтаря и пошёл в развевающемся на ветру чёрном плаще, заранее заготовленном Скаем, больше не был Дельвиэтом. Тёмный могучий маг, не знающий ни любви, ни жалости. Деймос Безликий, так нарекла его шаманка. Синий дракон оскалился в ухмылке, его план был полностью выполнен.


Ботар-эль, который поклялся найти Стеллу и отомстить Дельвиэту, ничего не знал о том, кем стал юноша, ненависть к которому переполняла сердце храброго воина, и где его искать. В один из дней он пропал бесследно вместе с загадочным  торговым караваном. О его судьбе не было известно ничего, и все считали его мертвым.


Много лет прошло с тех пор. Это были годы, в которые происходили великие события. Мир навсегда запомнит имена героев Дезмонда и Торвальда, прекрасной Алатиэли и коварной Минатрикс, злобного Ская и мудрого Ирдиса. Об этой эпохе менестрели сложили легенды и песни, которые и сегодня ходят по свету. Возможно, и вы слышали их. 


Мы же перенесемся на много лет вперёд, во времена, когда происходили события, главными героями которых стали золотой дракон Гилтиас и гном Дрогбар. О них вы можете прочесть в манускриптах «Сокровище Энии».  Попрощавшись с другом, гном отправился на родной Ксентарон, а Гилтиас остался, размышляя о повреждённых порталах, судьбах Метели и загадочного Колдуна. Золотой дракон решил вновь отправиться к ледяной башне, и по пути его осенило. Он понял, что эта цитадель очень похожа на Башню Времени, в которую он заходил давным-давно на Ксентароне. Оказавшись рядом с целью, путешественник увидел, как рядом прямо из воздуха материализовалось статная фигура эльфийской девы. Гилтиас узнал Нариэль и почтительно склонился перед ней. Хранительница Энии сообщила, что миры находятся в смертельной опасности, драконица Метель из Зала Перехода попала в Междумирье и оттуда рвётся на Ксентарон, ведя за собой целую орду демонов из преисподней. Поразить Метель можно древним оружием, которое сейчас находится в Башне Времени. Нариэль и Гилтиас вошли в сумеречные залы твердыни и первое, что они увидели, были горы сияющих сокровищ, над ними стоял Колдун. Он был печален. Гилтиас потребовал объяснить, почему он бросил их с гномом в опасный момент и вообще рассказать о том, кем он является на самом деле.


Колдун начал свой печальный рассказ. В числе прочих магов он сопровождал караваны между Энией и Ксентароном и отвечал за открытия врат между Мирами. Но в тот самый раз перевозимый груз был необычным. Колдун прознал через лазутчиков в королевском дворце, что правитель отправляет некие ценные артефакты на хранение золотым драконам, то ли чего-то опасаясь, то ли желая разгадать их назначение. Хитроумный маг проделал немалую работу и выяснил, что эти бесценные вещи хранились в потайной комнате, куда некогда свезли найденное в заброшенном храме. Прежде чем отправить артефакты на хранение, их передали конклаву магов для изучения, и Колдун нашёл тайные архивы с записями того собрания. Он давно знал про Кристалл Жизни и, хотя маги не смогли полностью понять его природу, догадывался, чем это может быть и какие иметь свойства. Единственным вариантом, как добраться до Кристалла, был караван, и Колдун придумал план, как внести хаос и завладеть бесценным артефактом. Намеренно исказив заклинание открытия врат, коварный маг открыл проход между Залом Перехода и междумирьем, полным разных мистических тварей. Тогда и произошли печальные события, где действующими лицами стали отряд капитана Ботар-эля и драконица Метель. Ну а Колдун знал, что мешкать нельзя. Во всеобщей суматохе схватил сундучок с Кристаллом Жизни и скрылся во вратах Энии до того, как Ботар-эль самоотверженно закрыл их.  Он зашёл в башню и рассказал колдунам, что врата разрушены, что Зал Перехода захвачен монстрами, утаив, разумеется, своё приобретение. Посовещавшись, маги вскоре покинули башню, а наш герой остался в ней один, предвкушая возможность, наконец, приступить к ритуалам с Кристаллом Жизни. И вот такой момент настал, Колдун взял камень и прочёл древние заклятья, которые давно изучил ради этого момента. Казалось, что ничего не произошло и всё осталось по-прежнему, что расстроило заклинателя. Колдун ушёл спать, решив завтра продолжить работу с камнем и заклятьями. Проснувшись утром, он почуял неладное, что-то было не так. Маг подбежал к окну и остолбенел. За ним простиралась бескрайняя равнина. По положению светил Колдун понял, что находится на Ксентароне. Он побежал к двери, но двери не было – лишь стена. Тогда он побежал к окну, но не сумел открыть его. Рассердившись, маг прочёл разрушительное заклинание, но ничего не произошло, магия не работала. И тут он услышал в голове голос, который представился Стражем Времени. Незримый Хранитель Башни поведал поражённому Колдуну, что тот нарушил равновесие, украв и пытаясь подчинить божественный артефакт, Кристалл Жизни, и за это последовало неотвратимое наказание. Похититель не сможет самостоятельно выбраться из Башни, не сможет пользоваться магией, и так будет продолжаться, пока его кто-нибудь не освободит. Голос умолк, и маг остался наедине с самим собой. Шли годы, десятилетия, но возможные спасители не приходили, ведь Башня находилась либо в пустынной местности Ксентарона, либо в замороженных землях Энии. Но самое страшное, что заклинание Кристалла Жизни сработало: Колдун не старел и не мог умереть – это было похоже на затянувшуюся пытку. Ему не требовалось ни еды, ни питья, он как будто стал призраком. Не сойти с ума ему помогали древние фолианты, хранившиеся в Башне. Дальше мы все знаем, как в Башню пришли Гилтиас и Дрогбар, и пленник смог её покинуть благодаря им. Среди потерянных в Зале Перехода сокровищ он надеялся найти амулеты, которые помогут ему избавиться от бремени бессмертия, поэтому заманил друзей туда. После того, как в портале Ксентарона скрылись его спутники и последовавшая за ними Метель, он спокойно собрал все сокровища и перенёс их в Башню. Он знал, что самостоятельно выйти из неё не сможет. Но также знал, что за ним скоро явятся.


На этом рассказ пленника Башни закончился, и молвила Нариэль (?). Она посочувствовала несчастному Колдуну и объяснила способ, как можно избавиться от ненужного дара – его просто надо вернуть камню. Но для этого понадобится его добрая воля и её божественная магия. Когда ритуал был завершён, Нариэль передала камень Гилтиасу и сказала, что есть тот, кому Кристалл Жизни вернёт саму жизнь, вытащит из небытия. Во время давней битвы воин взмолился, обратился к ней перед возможной гибелью, и его зов был услышан. Нариэль передала Гилтиасу ещё один из великих артефактов, принесённых в Башню Колдуном. Это была обычная на вид стрела из чёрного металла. Затем Хранительница Энии велела золотому дракону идти к вратам Энии и в Зале Перехода отыскать ледяную скульптуру лучника, сидящего на троне. Она рассказала Гилтиасу про подвиг Ботар-эля и пообещала увидеться с ним на Ксентароне, после чего исчезла. А Колдун вышел из Башни и растворился во мраке ночи. Он был свободен и счастлив впервые за сотни лет.


И вот Гилтиас оказался в Зале Перехода. В стороне от основного пути, связывающего два портала, он действительно разглядел фигуру ледяного воина и подошёл к ней, держа Кристалл Жизни. Нариэль обучила его нужному заклинанию, которое и было произнесено нашим героем. Сидящий лучник постепенно очнулся от магического сна и начал приходить в себя, покровы льда бесследно исчезли. Через некоторое время он смог заговорить и спросил золотого дракона, что произошло и где он сейчас находится. Гилтиас поведал Ботар-элю, что прошли сотни лет и он по-прежнему в Зале Перехода, а Метель рвётся в их реальность. Благородный Борт-эль воспылал жаждой мести, он рвался в бой, желая отомстить ледяной драконице за своих погибших солдат. Вместо того чтобы обрадоваться обретению нового сильного союзника в грядущей битве, Гилтиас пытается уговорить Ботар-эля уйти на покой. Он сам не понимает, почему он это делает, но его сердце сжимается в предчувствии беды.


Нариэль и Первый Бог восстановили правильную работу врат, но с того злополучного дня ими никто не пользовался. Гилтиас и Ботар-эль вошли в портал и оказались в подземельях Ксентарона. Выйдя на поверхность, путники направились к башне Деймоса, чтобы предупредить Повелителя о надвигающейся угрозе. Ботар-эль не мог узнать в нём Дельвиэта, вороные латы и шлем были непременными атрибутами правителя Ксентарона. Деймос давно не был тем злодеем, который врывался в Энию. После того, как он увидел Алатиэль, что-то колыхнулось в глубине его души, какие-то давние воспоминания пытались пробиться, но не могли. Ботар-эль почему-то казался ему знакомым, но Деймос не мог вспомнить, где он его возможно видел. Впрочем, было не до воспоминаний, сама судьба Двух Миров находилась под угрозой. Деймос распорядился выдвинуть войска в ту часть материка, где небо начало клубиться, закручиваясь в чёрную воронку. Благо, это было недалеко от его замка. Гонцы сообщили горным жителям о надвигающейся беде, и армия гномов под предводительством Дрогбара выдвинулась к месту ожидаемого сражения. Пришла и неожиданная помощь из Энии, Нариэль привела отряд эльфийских лучников и лучниц, командование которыми взял на себя Ботар-эль, являвшийся для них ожившей легендой. Золотые драконы тоже явились на подмогу, но Гилтиас находился не с ними, а рядом с Ботар-элем. Он передал ему Стрелу Судьбы, могучий артефакт, способный изгнать Метель из их измерения навеки. Командование объединенной армией Миров было решено доверить Деймосу. И вот из бурлящего неба, как ливень, хлынули демоны, и Деймос отдал приказ сражаться. Потоки стрел взвились в воздух, стаи золотых драконов носились по небу, выжигая всё вокруг себя, а гномы добивали тех, кто добирался до поверхности Ксентарона. Но тут из туч высунулась громадная морда Метели, и её ледяное дыхание стало замораживать защитников. Даже золотые драконы были бессильны, они не могли подобраться к монстру достаточно близко, чтоб поразить её пламенем. Ледяной ветер дул с неимоверной силой. Настало время действовать эльфийскому капитану. Взяв свой верный лук, он натянул тетиву и направил чёрную стрелу в ледяную драконицу. Стрела, гудя, взмыла вверх, но, неожиданно изменив направление, чёрной молнией поразила Деймоса, которого уже не могли спасти никакие доспехи.


Стрела Судьбы была древним артефактом, свои силы и точность она брала напрямую у лучника, питаясь его ненавистью. Сердце стрелка подсказывало Стреле направление, но Ботар-эль не ненавидел Метель. Она – просто враг, сразиться с которым было честью и обязанностью эльфийского капитана. Но сердце благородного воина поразила ненависть и желание отомстить Дельвиэту, вероломному похитителю его сестры. Стрела Судьбы не ошибается. Шлем слетел с головы правителя Ксентарона и подбежавший Ботар-эль всё понял. Но ему было не до душевных переживаний, битва продолжалась, и враг теснил обороняющихся. Казалось, надежды нет.


Неожиданно ветер стих, тучи превратились в тусклую дымку, через которую все увидели единственную на небе звезду. Из неё вылетели несколько лучей, один из которых ударил в глаза Метели и, забившись в судорогах, с диким рёвом боли исчадье Пресподней исчезло. Ещё несколько лучей поразили самых опасных монстров, после чего вся демоническая мелочь бросилась врассыпную. Затем лучи исчезли, остался лишь один, который медленно достиг тела поверженного Деймоса и коснулся его груди. Поражённому Ботар-элю отчётливо показалось, что рядом с Тёмным Повелителем появилась призрачная фигура эльфийки. Он узнал Стеллу, которая протягивала руку к своему убитому возлюбленному. Это снова был молодой красавец Дельвиэт, который еще не успел причинить миру так много зла. Великого темного мага Деймоса не стало. Страж Времени безмолвно взирал на происходящее. Кто знает, быть может Время сможет простить мага, который совершил огромную ошибку во имя любви, но искупил ее своей жизнью. А может быть, ему суждено быть проклятым на все времена. Время непредсказуемо, и лишь одно знаем мы: оно помнит все… Затем последовала яркая вспышка, ослепившая капитана. Когда зрение восстановилось, рядом никого не было, не его сестры, ни убитого им воина в чёрных доспехах. Дельвиэт и Стелла были вместе, там, где никакие печали больше не могли омрачить их счастье…

Ресурсы

FOLLOW US:

  • BandCampFacebook YouTube ВКонтакте 
  •    Google Play Яндекс.Музыка ITunes  

Вход

Войти с помощью:

ПАРТНЕРЫ